Category: литература

ТОЛКАЙ ТЕЛЕГУ К ЗВЕЗДАМ!..

Есть такая поговорка в Америке: “Hitch your waggon to a star”. Точный перевод ее: “Толкай свою телегу к звезде”, но я ставлю “звезду” в множественное число, чтобы расширить небосклон. Прочитал я эту поговорку вскоре после приезда в Америку, когда учился английскому языку всеми способами и читал все вывески, рекламы, надписи в вагонах подземных дорог и прочее, малопонятное, что хотелось понять.

Это длинная история рассказывать, как я учился языку. Десять лет прошло, пока я рискнул выступать с публичными лекциями, и лишь после пяти лет разъездов с лекциями отважился принять кафедру русской литературы и истории в одном из американских университетов.

Тут надо признаться, что само приглашение на кафедру произошло после позорного провала моей первой лекции в этом самом университете. Меня это крайне удивило и даже уронило в моих глазах авторитет самого ректора университета. Как он мог так рисковать, приглашая профессором человека, который далек от педагогического опыта, человека, выражения которого на английском языке все еще - смесь французского с нижегородским?

А произошло все так.
   ...     - - -    http://grebensch.narod.ru/waggon.htm

Была суббота. Вечером у меня двухчасовой класс для взрослых. А в понедельник мы вернемся в литературную лабораторию, потому что там-то и будет настоящая работа над загадкой: удастся ли мне, и как далеко, протолкну я свою телегу к звездам? Как бы мне там не обанкротиться. Придется тогда опереться уже на русскую песенку: “Пропадай моя телега - все четыре колеса...” Но запасемся терпением и будем дерзать.                                                                                     

США. Флорида. 1946 год.
(Перевод – Ольга Сирота)
                                                                                                                                                http://grebensch.narod.ru/waggon.htm

http://altnet.ru/~lik/Proza/greb.htm


Документальный фильм 2011 года "Толкай телегу к звездам..." производства киностудии «Русский путь», автор картины – режиссер Александр Гурьянов.
Фильм посвящен Г.Д. Гребенщикову и творению его рук – Чураевке – русскому поселению в Америке. Название было дано по имени мифической деревни Чураевка, где проживали крестьяне-старообрядцы, герои главного произведения Гребенщикова – многотомного романа «Братья Чураевы», в свое время И.А. Буниным рекомендованного к печати в самом влиятельном литературном журнале русской эмиграции «Современных записках» (и впоследствии признанного специальным Комитетом интеллектуальной кооперации при Лиге Наций в Швейцарии выдающимся трудом мировой литературы).
(ссылка он-лайн http://fest.radonezh.ru/video/51521)
Картина «Толкай телегу к звездам» – дань памяти Чураевке, Г.Д. Гребенщикову и всей русской эмиграции. Ныне это поселение существует как памятник истории и культуры и внесено в национальный реестр исторических мест США. Создатели фильма старались как можно острее и глубже запечатлеть уходящее, отыскать утраченное время, остановить ускользающие мгновения, охватить их наиболее полно. Картина складывается из документальных кадров, пейзажных зарисовок, свидетельств очевидцев, бесед с немногими оставшимися жителями деревни. Название фильма представляет собой видоизмененную американскую поговорку: Hitch your wagon to a star, или «Толкай свою телегу к звезде».
Сейчас Чураевка больше походит на старинный дачный поселок, немноголюдный, укромный, с заросшими тропинками. Из русских в деревне остались только Светлана и Татьяна Чистяковы, вдова и дочь художника Владимира Чистякова. На домах и заборах поселения висят таблички с надписями: «Private. Keep out». Гребенщиков предвидел и такой исход, не исключая, что с его смертью Чураевка если не канет в небытие, то утратит свое сакральное значение. Но как истинный оптимист он предпочитал движение и созидание пассивному созерцательному ничегонеделанию – то есть толкал телегу к звездам, несмотря ни на что.

Константин Бальмонт, ГЕОРГИЮ ГРЕБЕНЩИКОВУ

Когда в презрении сна немого,
Таясь в постели, как в гробу,
Мы духом измеряем снова
Всю пережитую судьбу, -

Передвигая все границы
Того, что понимаем днем,
В лучах нездешней огневицы
Мы силой бывшего живем.

Мы ведаем, что существуем
Не от среды до четверга,
И дух наш радостью волнуем,
Все раздвигая берега.

Душа – ответ. И мы не спросим,
Мы видим в четких письменах,
Что там, где древле был ты лосем,
Я белкой в тех же был лесах.

Когда, с рассветом дымно-алым,
Ты пил студеную волну,
Над тем же плещущим Байкалом
С сосны я прыгал на сосну.

Ты, чувствуя, что близко волки,
Был изваяньем пред врагом, -
А я сосновые иголки
Сбивал играющим прыжком.

Терялись волки в дикой слежке,
Ты мерно шел по склону вниз, -
А я кедровые орешки
Проворными зубами грыз.

Когда ж все в мире было тихо,
Был пляс в зверином сердце ал: -
Со мной покорная лосиха,
Я белкой с белкою играл.

И, острый коготь в ствол вонзая,
Взбегал я, хвост свой распушив, -
И, тишь прервав лесного края,
Твой зычный голос был красив.

Ты смотришь в зеркало возврата?
Есть в сердце тысяча очей.
Наш лес, где были мы когда-то,
Он до сих пор еще ничей.

В тысячелетьях потонули
Тот лик, тот бор, тот день, тот час.
Тогда мы не дождались пули,
Теперь облава против нас.

Но в нас живет душа живая.
И зыбим солнечный мы смех,
Ты – словом целину взрывая,
Я – в стих роняя красный мех.

Париж, 1923. 25 февраля.
Печатается по тексту сборника стихов о Сибири “Голубая подкова”,
издательство “Алатас” (Год издания ориентировочно 1936-1938).
Hosted by uCoz

Ялта Литераторы XX века

1917-1920 годы - особый период в культурной жизни Ялты. Тогда на Южном берегу Крыма волею обстоятельств оказалась большая группа политиков, ученых, журналистов, деятелей культуры. И это стало причиной феноменального всплеска культурной жизни Ялты.
Художники, писатели, журналисты и общественные деятели пытались вести в Крыму тот же образ жизни, что в Петербурге и в Москве.
Тогда в Ялте появилось Литературное общество имени А.П. Чехова, религиозно-философское общество, народная консерватория, университетские профессора читали лекции. Проводились выставки, концерты, спектакли с участием столичных художников и артистов. Особое внимание уделялось благотворительной деятельности: в Ялте появляются различные комитеты помощи, общественные столовые, школы и проч.
Культура, духовная жизнь интеллигенции, традиции благотворительности - всё, что останется в памяти тех, для кого Крым был последним берегом Родины, последним воспоминанием о прошлой, идеальной жизни.
В центре культурной жизни Ялты этого периода оказался С.К. Маковский (1877-1962) - поэт, писатель, художественный критик, редактор журнала "Аполлон" (1909-1917).
В 1917 году, спасаясь от революции, С.К. Маковский с женой, маленьким сыном и матерью приезжают на Южный берег Крыма. Они живут то в Симеизе, то в селе Скели в Байдарской долине, то в Ялте. В 1919 году в Ялте у них родился второй сын, крещён он был в Аутской Успенской церкви и наречен Сергеем.
В Ялте Маковский тесно общался с художниками С. Судейкиным, Н. Милиоти, К. Коровиным, супругами Браиловскими. Здесь он сблизился с четой музыкантов В.И. Полем и A.M. Ян-Рубан, активно работал в крымских газетах. К сотрудничеству в газете "Ялтинский голос" он привлек одаренных публицистов В.А Амфитеатрова-Кадашева, Ю.Л. Сазонову и "совсем юного Набокова-Сирина, писавшего очень звучные стихи".
Маковский был организатором выставки "Искусство в Крыму" (1918), ставшей самым значительным событием в культурной жизни Ялты. Он возглавил работу по сохранению художественных ценностей из дворцов и дач Южнобережья от "грабительского произвола красных". В 1918 году в планах Маковского было создание Южной академии художеств в Ялте. Деятельным было участие писателя и в работе Литературного общества им. А.П. Чехова: это были выступления на вечерах, розыгрыши картин известных художников, концерты. Сбор от таких мероприятий поступал в пользу Фонда помощи литераторам и ученым, который был основан при этом обществе.
Литературное общество им А.П. Чехова было в те годы своеобразным писательским союзом или клубом. Оно основано 4 ноября 1917 года. В 1918 году насчитывало более 150 членов, заседания проходили в Ялтинской женской гимназии, иногда на даче доктора Васильева (ул. Чехова), в народной консерватории (Екатерининская). Душой общества и его председателем был С.Я. Елпатьевский, членами общества состояли Мария Павловна и Михаил Павлович Чеховы, ялтинские друзья и знакомые писателя И.Н. Альтшуллер, С.П. Бонье, Н.А. Зевакин, Л.Н. Шаповалов, а также учителя гимназий, врачи, студенты. Активное участие принимали и другие российские литераторы, занесённые ветром революции в Ялту: Г.Д. Гребенщиков, В.Н. Ладыженский, В.Д. и В.В. Набоковы, Любовь Столица, С. Кречетов, С. Клычков. На заседаниях Общества читались лекции, устраивались диспуты, чтение и обсуждение произведений. Его члены организовывали благотворительные вечера. Так, удался вечер в пользу Фонда помощи литераторам и ученым. Он проходил в городском театре 29 января 1919 года. В первом отделении выступили С.Я. Елпатьевский, Л. Столица, С. Маковский, В. Ладыженский, Г. Гребенщиков, а также артистка М.В. Ильинская, пианист-любитель В. Еленев.
Во втором отделении впервые в Ялте представлена комическая опера В.Н. Гартвельда на сюжет А.П. Чехова "Беззаконие" из репертуара театра "Летучая мышь". В третьем отделении вечера - музыкальные номера, декламация, а также розыгрыши картин художников И.Я. Билибина, Л.М. Браиловского, С.А. Сорина, С.Ю. Судейкина, В.Я. Суренянца. Чистый сбор от вечера составил три с половиной тысячи рублей. Деятельность Общества продолжалась до конца 1920 года. Тогда многие его деятельные члены убыли из Ялты в эмиграцию, либо вернулись в Москву и Петроград. Общественная и культурная жизнь Ялты приобретала другое качество.  ...   .
                                                                                                                               продолжение следует

http://www.1-yalta.com/yalta-literatura-3.html

Творчество Г. Д. Гребенщикова в контексте времени

Светлана Царегородцева, март 2012г.

Время – лучшее мерило оценки творчества. Оно безжалостно и объективно отсеивает зерна от плевел. Выдержать испытание временем может только настоящая литература. Талант Георгия Гребенщикова был замечен с самого начала его творчества. Высоко отзывались о нем М. Горький, В. Г. Короленко, В. Я. Шишков, Ф. И. Шаляпин, И. И. Сикорский, Н. К. Рерих и другие. Однако писательская судьба Г. Д. Гребенщикова не всегда была ровной и гладкой. Большую часть своей жизни он провел вне родины. Это спасло писателя от неминуемых репрессий и, одновременно, было его трагедией. В одном из писем он признавался, что если бы прибежала собака из родных мест, он бы и ее расцеловал. Эмиграция разделила его творчества на три основных периода: сибирский (1906–1914), южный (1914–1920) и эмигрантский (1920–1956).

Родился Георгий Дмитриевич недалеко от села Шемонаиха Восточно-Казахстанской области, на Николаевском руднике (после переименования – село Каменевка) в бедной многодетной семье. Его отец, Дмитрий Лукич (1844–1920) работал на руднике отборщиком, с 1888 года крестьянствовал. Большую роль в судьбе Гребенщикова сыграла мать, Елена Петровна (1850–1920), «мечтательница, богомолица». Она была очень религиозна, и, несмотря на тяжелые условия жизни, сохранила способность видеть красоту мира. Гребенщиков признавался, что мать была самым прекрасным и святым видением его детства:

…И кроткий лик матери с каплями слез

Стоит меж святых, посреди…

И замерли ветки соседних берез,

И шепчет солома мне: «Тако гряди».1

По-особому мать относилась к Егору, самому ласковому из сыновей. В своих автобиографических произведениях он с благодарностью вспоминал, что именно мать настаивала на том, чтобы он учился и вырвался из нищеты и озлобленности, которая была неизбежна в каторжных условиях Николаевского рудника. В школе Егор Гребенщиков смог проучиться неполных 4 года. Он пришел в первый класс «в материных сапогах, в отцовской шапке и братовой сермяжке». Одноклассники потешались над его видом, но мальчик взял другим – учебой. Он решал задачки купеческим сынкам за конфеты, много читал. В 1894 году отец взял Георгия с собой на лесозаготовки с экзамена за 4 класс. На 12 году жизни Гера, так его звали в семье, пошел «в люди» – работал в Семипалатинске мойщиком посуды, учеником аптекаря, санитаром. В 1898 г. отец отвез его в лесничество в Шемонаиху, где Георгий помогал лесничему и много читал. Именно здесь он прочел «Записки охотника» И. Тургенева, о чем написал в автобиографии как о свершившимся чуде: «Напал на ‘Записки охотника’, и точно с глаз моих повязка спала. Вся эта цветущая природа – вот она за окном, за рекой Убой. Как же я ее не видел! Раньше для меня это была лишь ‘пашня’ с тяжелой работой. Теперь это красивый Божий сад. Отсюда и пошло расти то любопытство к жизни, к природе, литературе, которое в следующие десять лет сделало из меня начинающего писателя»2.

В дальнейшем способный юноша стал писарем у мирового судьи П. Е. Цвилинского в Шемонаихе. Петр Евстафьевич Цвилинский был хорошим юристом, культурным и начитанным человеком. Он являлся членом Русского географического общества, Семипалатинского подотдела. Живя в его семье, Гребенщиков слушал наставления чопорной тетушки судьи, учился правилам поведения в обществе, много читал. В 1902 году нотариус из Семипалатинска пригласил Георгия Гребенщикова на работу в качестве старшего письмоводителя с приличной оплатой. Он согласился, завел в 45 верстах от города хозяйство, поселил туда родителей, женился.

Первые литературные опыты Г. Д. Гребенщикова относятся к 1904–1905 гг. в газете «Семипалатинский листок», под псевдонимом «Крестьянин Г-щ». В апреле 1906 г. вышла в свет первая книга Георгия Дмитриевича «Отголоски сибирских окраин». «Семипалатинский листок» за 25 июля 1906 года давал объявление: «В магазине Косарева поступила в продажу новая книжка ‘Отголоски сибирских окраин’. Первые рассказы Георгия Гребенщикова. Цена 40 копеек».

Став зрелым писателем, а позже и издателем, Г. Д. Гребенщиков не вспоминал об этом своем не очень удачном литературном опыте, называя своим первым произведением «Васюткин праздник. Рождественский рассказ» (1906). Название и подзаголовок рассказа рассчитаны на доверчивого читателя, который, вместо светлого праздника, узнавал о гибели вдовы, матери троих детей, которая решила поехать за подаянием с грудным ребенком, надеясь на щедрость людей в рождественские дни, но сбилась с пути и замерзла.

Боль за беспросветную нищету деревни часто звучала в раннем творчестве Г. Д. Гребенщикова, который детство провел подобно Васютке и горько вспомнит об этом стихами:

Моя отчизна – скучная деревня

Для детства моего была могила,

И на всю жизнь о страшном своем мраке

Запасом грустных дум меня снабдила.

И рос угрюмым я, и все берег

Для жизни рабское терпенье;

Я жил бесцветно, как и все мы –

Без ропота, без сожаленья…

Тогда мне жалко стало всех

Во мраке брошенных судьбой,

Теплом и светом позабытых…

Для них зажег я факел свой!3

В 1906 году, побывав в одной из деревенских школ Усть-Каменогорского уезда, он написал очерк «В одной школе». О судьбе крестьянских ребятишек Г. Д. Гребенщиков размышлял всю жизнь, он вошел с этой темой в литературу и завершил свой творческий путь автобиографической повестью «Егоркина жизнь» – о своем детстве, но не успел ни закончить, ни издать эту, последнюю, книгу. (Ее издал епископ Даниил Ирийский, восприемник издательства «Алатас». «Егоркина жизнь» вышла через два года после смерти Г. Д. Гребенщикова в США.)

А в 1907 году еще все впереди у начинающего писателя. Он пытался организовать сельскохозяйственную артель в Усть-Каменогорске, построил дом и стал управляющим на золотых приисках. В этом же году у него умерло двое малолетних детей. Г. Д. Гребенщиков, отказавшись от места, уехал за границу. После возвращения Г. Д. Гребенщиков занялся журналистикой и писательским творчеством; он настойчиво искал свою тему в литературе.

Живя в Усть-Каменогорске и Семипалатинске в 1907–1908 годах, Г. Д. Гребенщиков написал пьесу «Сын народа». В апреле 1908 года состоялась ее премьера в Усть-Каменогорске. Затем постановка была осуществлена в Семипалатинске, где роль Савелия играл Алексей Белослюдов. Главный герой пьесы Федор – студент, который решает бросить университет, так как не видит в городской жизни ни смысла, ни цели. Он хочет вернуться в деревню, которая нуждается в разумных, образованных людях. «Ах, ты идешь спасать народ!» – смеялись над ним. Федор отвечал: «Не спасать, а спасаться. А народ спасет себя сам»4.

В очерке «У Льва Толстого» Г. Д. Гребенщиков рассказал о своей встрече с великим писателем, во время которой он передал Льву Толстому содержание пьесы: «Поспешно, кратко, но смело и твердо начал свою исповедь и, между прочим, рассказал содержание пьесы ‘Сын народа’… И когда я заключил вместе с героем моей пьесы, что всем сынам народа надлежит вернуться в лоно сельского труда и не поддаваться соблазнам городской культуры, Лев Николаевич заметил: ‘Так это хорошо!’ Мне показалось, что он даже оживился». Л. Н. Толстой посоветовал начинающему писателю: «Если вы сам крестьянин и такой энергический (он именно так и сказал это слово), то крестьяне лучше вас послушают, нежели городских писателей»5.

В конце 1908 года Г. Д. Гребенщиков принял участие в создании газеты «Омское слово», впервые выступая не только как журналист и писатель, но и как редактор. Эту еженедельную газету издавал отставной кавалергард Аркадий Григорьевич Сунгуров. В эмиграции Г. Д. Гребенщиков будет вспоминать, что они вместе отсидели в одной камере две недели за какую-то заметку из полицейской хроники. На уплату штрафа у обоих не было денег, и они не без удовольствия провели время в арестном доме. Их навещали актеры театра, обед приносили из кухни А. Г. Сунгурова. Аркадий Григорьевич читал детективные романы и до того ими увлекся, что когда пришел день освобождения, был недоволен, что не успел дочитать до конца один из романов. Гребенщиков во время ареста написал несколько удачных материалов для томской газеты «Сибирская жизнь» и обратил на себя внимание сибирского «Хутухты», Григория Николаевича Потанина.

Осенью 1909 года Гребенщикова пригласили в Томск на должность ответственного секретаря журнала «Молодая Сибирь», созданного участниками томского литературного кружка Г. Н. Потанина, «большого сибирского дедушки», как назовет его позже Г. Д. Гребенщиков в очерке о роли Г. Н. Потанина в развитии сибирской культуры. Г. Д. Гребенщиков разделял областнические взгляды Г. Н. Потанина на Сибирь как страну великого будущего. По его совету, он стал вольнослушателем Томского университета и членом Русского географического общества, приезжая на родину с научным багажом и исследовательскими целями.

Уже в Томске Гребенщиков проявил себя не только как талантливый журналист, но и хороший организатор. В эти годы Гребенщиков, проводя много времени в поездках, соглашается увезти в Петербург картину неизвестного сибирского художника, на которой изображен молодой Великий князь Владимир Александрович во время путешествия по Сибири в 1868 году. Эта картина оказалась у А. Г. Сунгурова. Узнав в 1909 году, что Великий князь скончался, он решил через Гребенщикова передать свою реликвию на память вдове, княгине Марии Павловне. Гребенщикову удалось исполнить это поручение. Он был принят Царской семьей. Мария Павловна была растрогана, увидев Владимира Александровича двадцатилетним. Гребенщиков вспоминал, что о визите Великого князя ему рассказывал отец. О том, как Митрий был кучером походной кухни и спросил, который из свиты Владимир Александрович, а ему ответили, что тот, кто еще без усов. Митрий вспоминал и о том, что ему пришлось отдать пару лошадей для шестерки, на которой путешествовала кухня. А особенно запомнилось ему, что казаки Убинского форпоста попросили Великого князя посмотреть их рыбную ловлю. А сами на длинном шнурке пустили в воду большого осетра и когда закинули невод, то осетр оказался в улове. Митрий вспоминал маленькую девочку «об одном глазе», которая тоже подбежала к Великому князю и смотрела на него одним глазком. Взглянул на нее молодой Владимир Александрович, вынул из кармана серебряный рубль и подал со словами:

– Возьми это, вставь себе другой глазок.

Все эти события, случайности и совпадения Гребенщиков описал в очерке «Во дворце Великого князя Владимира Александровича в Петербурге» (1952), размышляя о судьбе Царской семьи и о роли российского самодержавия в истории России.

В 1910 году в Томске Гребенщиков опубликовал переведенную им с польского языка поэму Густава Зелинского «Киргиз». По мнению С. Сеитова, поэма – одно из первых произведений литературы, верно отражающее жизнь местного населения, степняков. С этим переводом мотивы казахской степи прочно входят в творчество Гребенщикова. Н. Яновский считал, что в предисловии к поэме «Киргиз» уже содержится замысел лучшей повести Гребенщикова – «Ханство Батырбека».

С начала 1912 года Гребенщиков, по рекомендации Г. Н. Потанина, становится редактором барнаульской газеты «Жизнь Алтая». Здесь он снова проявил себя как хороший организатор, талантливый многогранный журналист. Именно в эти годы Г. Д. Гребенщиков издал двухтомник рассказов и повестей «В просторах Сибири» и, при содействии М. Горького, начал печататься в столичных журналах.

Постепенно росло писательское мастерство Гребенщикова. В 1913–1916 годы он создал несколько значительных произведений: повести «Ханство Батырбека» (1913), «Волчья жизнь» (1913), «Любава» (1916); рассказы «Лесные короли» (1914), «На Иртыше» (1915), «Степные вороны» (1915).

В повести «Ханство Батырбека» ставится проблема взаимоотношений русских купцов и кочевников. Гребенщиков пишет, что русские нарушили патриархальность жизни, «привнося в нее недоверие и обман», но в то же время автор видит историческую обусловленность этого процесса. Писатель придерживается позиции постепенного втягивания степняков в меняющуюся жизнь, необходимость сохранения системы ценностей патриархальной культуры, на которой сформировались многие поколения.

С начала 1916 года Гребенщиков находится в действующей армии в качестве военного корреспондента московских «Русских ведомостей» (выходили до закрытия большевиками в марте 1918 года). С этой же газетой сотрудничали В. Г. Короленко и В. Я. Брюсов. В военное время писатель завершает первую часть романа «Чураевы». В 1916 году роман прочитали М. Горький и В. Шишков, и оба отметили высокий уровень прозы Г. Д. Гребенщикова, а С. Скиталец писал, что роман о староверческой семье «произвел на читающую публику ошеломляющее впечатление открытия новой, неведомой доселе страны, подобно тому, как если бы вдруг всплыла со дна океана затонувшая когда-то легендарная Атлантида или ожил сказочный древнерусский град Китеж…»6

Тема старообрядчества, к которой в русской литературе не обращались со времен П. И. Мельникова-Печерского, оказалась интересной и новой. Автор назвал роман «Чураевы» хроникой старообрядческой семьи; по замыслу, произведение должно было состоять из двенадцати томов и охватывать период в 40 лет. Писатель успел закончить и опубликовать семь книг: «Братья», «Спуск в долину», «Веления земли», «Трубный глас», «Сто племен с единым», «Океан багряный», «Лобзания Змия». Остальные тома остались в набросках. Каждый том имеет свою сюжетную линию. По мере написания, замысел произведения варьировался, углублялся. В жанровом отношении он стал романом-эпопеей. Писателем создавалась летопись революционной эпохи. Один из главных героев романа, Василий Чураев, ведет сложный поиск веры и путей достижения всечеловеческого блага.

С началом Первой мировой войны, писатель ставит перед собой новые вопросы: войны и мира, ценности человеческой жизни, веры и любви. «Научись поверить в чудо жизни – научись по- настоящему любить. Тогда перед тобой откроются безбрежные, иные, полные чарующих симфоний и баллад, океаны бытия непреходящего.»

В двенадцатом томе романа, который предполагалось назвать «Построение Храма», речь должна была идти о необходимости единой веры и построения Храма объединенных вер. Во второй половине 1920-х годов Гребенщиков был увлечен идеями Н. К. Рериха, принимал активное участие во всех его проектах. Н. К. и Е. И. Рерихи видели в Гребенщикове гонца с Алтая, где у подножия Белухи должен быть построен Храм объединенных вер. Роман-эпопея «Чураевы» воспринимались автором как эпопея «поисков всеобъединяющего Бога».

Написание последних томов «Чураевых», в которых автор планировал подвести итоги и свести воедино все сюжетные линии (как заявляет Гребенщиков во вступительном слове к шестому тому «Океан багряный»), затягивалось. Этот план так и не был реализован писателем.

Гребенщиков большую часть эпопеи писал уже в эмиграции. Параллельно он создал «переходную» книгу, состоящую из писем различным адресатам, – «Гонец. Письма с Помперага», где высказал многое из того, что готовил для последних томов эпопеи.

Возможно, что замысел «Чураевых» не был завершен еще и потому, что писателя увлекла тема войны. Она появляется уже в конце третьего тома «Веления земли». Все последующие тома: четвертый – «Трубный глас», пятый – «Сто племен с единым» и шестой – «Океан багряный» – о войне, а седьмая книга – «Лобзания Змия» – о революции и начале Гражданской войны.

Во вступительном слове к «Океану багряному» (1939) Гребенщиков написал, что создает беспристрастную летопись бурной эпохи, поэтому строит данный том на опыте ее участников, а также использует документальные свидетельства и архивные материалы. Гребенщиков считал шестой том «практическим выполнением половины взятой на себя задачи».

Работал автор над последними томами эпопеи интенсивно. В периодической печати эмигрантских изданий часто появлялись главы и отрывки из будущих книг. Практически был уже готов к публикации восьмой том эпопеи, однако он никогда не увидел свет, судьба этой рукописи неизвестна. Сохранившаяся переписка писателя свидетельствует, что в 50-е годы Гребенщиков планировал написать и издать 9-й том, завершающий. В письме к П. И. Савченко он проводит параллель между замыслом «Чураевых» и «Войной и миром» Л. Н. Толстого: «Я горд, что сам написал 8 томов, нечто вроде ‘Войны и мира’, только не о высшем свете Москвы и Петербурга, а о простом народе, и не об одном Платоне Каратаеве, а о сотнях их, и эта параллель когда-то будущим судиям нашей литературы будет исторической летописью, хотя и не такого размаха, как у Льва Толстого»7.

Считая каждый том символической ступенью к Храму, Гребенщиков в названиях последних, незавершенных томов обращался к образу восхождения, где лестница символизировала стадии восхождения от земного уровня бытия к небесному, через сложный и мучительный процесс духовного обновления. Обращает на себя особое внимание том «Суд Божий», который напоминает о Втором пришествии Христа и доктрине «четырех последних дел» – смерть, суд, ад, небо. Последние тома логично вписываются в эту доктрину: смерть – «Лобзание Змия» (7-й том), суд – «Суд Божий» (8-й том), ад – «Пляска во пламени» (9-й том), «В рабстве у раба последнего» (10-й том), небо – «Идите львами» (11-й том), «Построение Храма» (12-й том).

«Чураевы» мало изучены, многие исследователи обращаются только к первому тому, не проводя необходимой связи между всеми книгами эпопеи. По мнению Б. А. Чмыхало, «Чураевы» Гребенщикова – первый сибирский роман, который продемонстрировал зрелость сибирской прозы.

Годы Гражданской войны Гребенщиков провел на юге России. В газетах «Южная мысль», «Севастополь», «Ялтинский курьер» и др. он печатал небольшие рассказы, очерки. Кстати, там же печатались И. Бунин, А. Толстой, М. Волошин.

Осенью 1920 года писатель покинул Россию вместе с эвакуированными из Крыма войсками Врангеля. Путь русских беженцев из Крыма Гребенщиков отразил в многочисленных корреспонденциях в парижские газеты и журналы.

Находясь в Европе (Париж, Берлин), Гребенщиков завязал тесные знакомства со многими деятелями культуры: Н. К. Рерихом, Ф. И. Шаляпиным, с А. Ремизовым, С. Коненковым, К. Бальмонтом. И. А. Бунин поддержал Г. Д. Гребенщикова в первые годы эмиграции, способствовал публикации его произведений и получению материальной поддержки в ряде благотворительных фондов. В 1921 году в Париже появился роман «Чураевы» в издании «Современных записок», он был переведен на ряд европейских языков.

Предприимчивый Гребенщиков активно публиковался во Франции, Бельгии, Германии. У него вышло шеститомное собрание сочинений в издательстве Я. Е. Поволоцкого. Гонорары были высокими, Гребенщиков приобрел землю и недвижимость в Европе. Определенные «финансовые сюжеты» стали причиной охлаждения к нему, а затем и откровенной враждебности со стороны З. Гиппиус, Д. Мережковского, А. Куприна и некоторых других писателей. 30 октября 1923 г. Иван Бунин отказался выступать на творческом «утре» Гребенщикова, состоявшемся в парижском отеле «Мажестик». Их отношения и переписка возобновились только с середины 1930-х годов.

В 1924 году Г. Д. Гребенщиков переехал в США. Помимо написания художественных произведений, он живо откликается на злобу дня, на значительные события культурной жизни. В 1926 году в журнале «Зарница» был опубликован очерк «Сережа Есенин». Много внимания Г. Д. Гребенщиков уделял пропаганде русской культуры, всячески подчеркивая ее вклад в духовную культуру Запада. Он создал деревню Чураевку в штате Коннектикут, недалеко от Нью-Йорка, построил часовню в память Сергия Радонежского, активно занимался издательской деятельностью, создав при поддержке Н. К. Рериха книжное издательство «Алатас». Книги распространялись по всей Зарубежной России.

В 20-30 годы в Харбине существовала «Молодая Чураевка», объединившая российскую интеллигенцию, выехавшую на Восток. Многие письма «Гонца» Гребенщикова обращены именно к участникам харбинской «Чураевки». Секретарем-заведующим «Молодой Чураевки» был поэт, педагог Алексей Алексеевич Грызов (1896–1960), писавший под псевдонимом Алексей Ачаир.

С середины 20-х годов, продолжая работать над многотомным романом-эпопеей «Чураевы», Г. Д. Гребенщиков написал ряд значительных произведений: «Былина о Микуле Буяновиче», «Купава», «Гонец. Письма с Помперага» и др.

В 1942 году Гребенщиковы уехали из Чураевки в город Лейкленд (штат Флорида), где занялись преподаванием; Гребенщиков работал профессором русской истории и литературы. В эти годы Гребенщиков оказывал помощь русским писателям во Франции, посылал продовольственные посылки и устраивал денежные сборы в пользу И. А. Бунина, К. Д. Бальмонта, А. М. Ремизова, Б. К. Зайцева, И. С. Шмелева. В послевоенные годы Гребенщиков часто писал на родину, пытаясь узнать о судьбе родных. Он создает цикл стихотворений «Родному брату. Письмо из-за морей». В 1954 году он работал над завершением своей последней книги «Егоркина жизнь». Эта автобиографическая повесть пронизана нежностью и любовью к родным, особенно к матери. Авария и травма, полученная в 1957 году Г. Гребенщиковым, а затем инвалидность, помешали завершить многие замыслы писателя. Умер он в самом начале 1964 года во Флориде, похоронен на кладбище города Лейкленда.

Произведения Г. Д. Гребенщикова переведены на многие иностранные языки, он имел награды и почетные степени от академий наук и искусств, университетов Америки, Франции, Испании, Аргентины, Мексики, Индии, Бразилии. Его имя включено в справочники «Кто есть кто в Америке», «Авторы и писатели», «Международные личности», «Мировые знаменитости». Английским языком Г. Д. Гребенщиков овладел в совершенстве, даже писал стихи по-английски, вдоль и поперек исколесил Америку, прочитав более 600 лекций, главная тема которых была «Сибирь как страна великого будущего».

Архив Г. Д. Гребенщикова разрознен, он находится в России, Казахстане, США, в Европе, судьба многих документов неизвестна. В 1991 году ценная часть его архива поступила в Государственный музей истории, литературы, искусства и культуры Алтая (Барнаул). Произведения писателя широко издаются в России и Казахстане.

ЛИТЕРАТУРА

1. Г. Д. Гребенщиков. Гонец. Письма с Помперага. – М.,1996, с. 34.

2. Георгий Гребенщиков. Из моей жизни. Странички автобиографии. // «Зарница», 1925, № 1, с. 21.

3. Г. Д. Гребенщиков. Отчизна моя – скучная деревня. // «Семипалатинский листок», 1906, № 49.

4. Г. Д. Гребенщиков. Сын народа. Драматургическая поэма в 5-ти действиях. – Санкт-Петербург, 1910.

5. Г. Д. Гребенщиков. У Льва Толстого.// «Вопросы литературы», 1984, № 2.

6. РГАЛИ, фонд 484.

7. Государственный музей искусства, литературы и культуры Алтая, фонд Г. Д. Гребенщикова, ед. хр. 519/18.
                                                                                                "Новый журнал", март 2012 года, http://create-blogs.com/newreviewinc/

Георгию Дмитриевичу Гребенщикову посвящается…

Георгию Дмитриевичу Гребенщикову посвящается…

"Я пишу и тружусь, тоскую и терплю – только для них, для грядущих поколений Великой Будущей России".

В Москве, в Доме Русского Зарубежья имени Александра Солженицына 16 мая 2013 года состоится вечер, посвященный 130-летию со дня рождения русского писателя, издателя, просветителя, общественного деятеля Георгия Дмитриевича Гребенщикова .

Г.Д. Гребенщиков родился на Алтае, а завершил свой жизненный путь в Америке, где более 40 лет прожил в эмиграции и в штате Коннектикут, у слияния двух древнеиндейских рек Хусатоника и Помперага, основал один из самых известных в годы русской эмиграции центров русской культуры в Америке - поселение, Russian V illage «Чураевку».

О творчестве Г.Д. Гребенщикова Иван Бунин, Николай Рерих, Алексей Ремизов, Федор Шаляпин и другие деятели культуры отзывались в самом высоком стиле В 1926 году многотомная эпопея Гребенщикова «Чураевы» была признана специальным Комитетом интеллектуальной кооперации при Лиге Наций в Швейцарии выдающимся трудом мировой литературы и включена в список рекомендуемых книг. Имя Г.Д. Гребенщикова вошло в различные международные справочники, его произведения переведены на многие языки мира.

В конференции в рамках вечера примут участие ученые, писатели, кинематографисты, работники музеев и архивов, библиотек из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Барнаула, Ельца, Уфы, Тюмени а также Америки, Казахстана, Литвы, других стран дальнего и ближнего зарубежья; потомки писателя Г.Д. Гребенщикова.

На вечере прозвучат выступления о жизни и творчестве писателя, который всю жизнь стремился «утвердить в сердцах и разуме всех людей, что первое несметное богатство и лекарство от всех болезней, от духовных и физических, - есть Радость Бытия», будут прочитаны стихи, посвященные писателю-эмигранту его потомками, другими участниками творческой встречи.

О детских годах жизни Георгия Гребенщикова, проведенных в алтайской деревне, когда зародилось в будущем писателе «первое звено неистребимого оптимизма», расскажет инсценировка «Главы из «Егоркиной жизни» по автобиографической повести Гребенщикова «Егоркина жизнь», подготовленная детской школой искусств имени народной артистки СССР Л.С.Соколовой из г. Ельца Липецкой области.

В программе будут использованы отрывки из документального фильма «Гонец» о Г.Д. Гребенщикове ( Алтайский краевой общественный   фонд «Алтай 21 век», г. Барнаул). Завершит вечер демонстрация документального фильма «Толкай телегу к звездам» о русской деревне «Чураевка» в Америке, основанной Г.Д. Гребенщиковым (киностудия «Русский путь» Дома Русского Зарубежья). В этот день в Доме Русского Зарубежья будет открыта выставка картин «Алтай - моя родина», посвященных Г.Д. Гребенщикову. Автор - художник Евгений Крючков (Москва), лауреат Всероссийской литературной премии "Белуха " имени Г. Д. Гребенщикова.

Оргкомитет принимает предложения на участие в вечере и в международной конференции. Контактное лицо: Доценко Алла Николаевна, тел. 8 (7232) 251897; 8-705-454-00-20, e-mail: alaria55@ mail.ru


http://www.rospisatel.ru/ob36.htm

ЧЕЛОВЕК-ИЗДАТЕЛЬСТВО

Барнаульский пенсионер издал более 30-ти томов литературного наследия писателя-эмигранта Георгия Гребенщикова.
Человек-издательство: на свою скромную пенсию житель Барнаула Александр Фирсов издал 30 томов произведений писателя, уроженца Алтая Георгия Гребенщикова. Правда, в продажу книги не поступили, поскольку выпущены лишь в нескольких экземплярах
Collapse )

Встречи с внучкой Георгия Дмитриевича Гребенщикова

Я долго собирался встретится Людмилой Анатольевной, искал адрес и телефон, звонил, дозванивался и не дозванивался Ведь с ней очень мечтал встретится мой дед – Ветлугин Яков Семенович. Collapse )
Collapse )

Г.Д.Гребенщиков, 1912 г. Collapse )